Принцип неопределенности и причинно-следственные связи. Исследование (Мир-над-облаками, Книга 3)

Доступно в Google Play
Собственная смерть — отнюдь не повод завязать с приключениями.

Подумаешь, придется попасть в другую реальность, в которой ход времени изменился триста лет назад. Ах, по твоей вине? Но ведь на то ты и Сиг Мара, чтобы заставить сбыться несбывшееся, даже, если ты сама не факт, что существуешь на самом деле.

Главное, капитан Дрейк Барни в наличии, так что приключениям — быть!

Описание

Луч закатного солнца скользил по щеке, щекотал в носу и лез в левый глаз. Я морщилась, но сил сдвинуться с места не было. Сколько я просидела, бездумно рассматривая картинку энциклопедии? Терцию, не меньше. В голове царил полный хаос.

Палец продолжал скользить по странице. Вот голова хищной птицы вокруг глаза. Вертикальная полоска непонятных символов, проходящая по правой стороне лица, от лба до подбородка. Кайта, свернувшегося кольцами на второй щеке, которого я так хорошо помнила, не было. Как и кучи других татуировок, которые я видела буквально недавно. С портрета на меня смотрел незнакомый Дрейк.

Подпись под картинкой гласила: “Дрейк Барни, капитан пиратского брига “Мечта”. Открыл острова Южного архипелага. Приговорен к смерти за разбой, контрабанду и побег с каторги. Казнен осенью 2538 года.”

Стряхнув, наконец, охватившее меня оцепенение, перевернула страницу. Я точно помнила, что после статьи про капитана Сильфара шло перечисление земель, им открытых, и карта Сильмиррайна, на которой эти земли отмечены. А их было немало: помимо Южных островов, Дрейк исследовал весь запад. Именно его стараниями, Западные острова — родина большинства пиратов — оказались в самой середине исследованного мира, ставя своим названием в тупик уже не одно поколение школьников. Карта имелась. Но она не слишком отличалась от той, которую я видела на стене капитанской каюты “Варны”, так и оставшейся “Мечтой”. Добавились три острова: Университетский и еще парочка ближайших к нему. Основная группа, лежащая заметно дальше к югу, отсутствовала. Как и все, что западнее родины Дрейка. Однако, подпись под картой утверждала, что карта эта — самая актуальная на текущий момент.

Захлопнув энциклопедию, я решительно поднялась с травы. Пора было возвращаться: уже вечерело и холодало.

***

— Ваш пропуск, — дежурный на проходной в общежитии поднял покрасневшие глаза от конспекта. Сессия никого не щадила. Смутно знакомый второкурсник, отрабатывающий плату за учебу вечерними дежурствами, не был исключением. Судя по нервно подергивающимся кончикам крыльев, чтение конспекта не давало ему уверенности в завтрашнем сессионном дне.

— Стив, — вспомнила я его имя, — это же я, Сиг Мара, ты же меня знаешь, ну какой пропуск? Я рюкзак потеряла, там пропуск был. Завтра в деканат пойду, восстанавливать.

— Без пропуска не впущу, — устало отрезал Стив, опуская глаза обратно к конспекту.

— У тебя списки проживающих есть, — вспомнила я. — Посмотри там.

Взглянув на меня, как на своего личного врага, студент полез в ящик стола за регистрационной книгой. Вот никогда не понимала, почему в нашу эру технического прогресса проходные в общежитиях и регистратуры в библиотеках продолжали пользоваться расчерченными тетрадями, а не электронными базами данных.

— Нет тут никакой Сиг Мара, —  пробурчал второкурсник, полистав тетрадь.

— Пра-ан, Стив! — протянула я. — Ну ты что, в самом деле персонажа из анекдотов там искал? Сигурни Маркус я.

— Такой тоже нет, — парень пролистал страницы на букву “М” еще раз. — И анекдотов про этого персонажа я не знаю. Если ты к кому-то в гости, то так и скажи. Но все равно не пущу, вечер уже, после девяти не положено, а проблемы мне не нужны, — студент вернулся к конспекту.

Выйдя на улицу, я растерянно плюхнулась на лавочку перед проходной. Свежело, а я была в одной майке — весенний день казался удивительно теплым, а вернуться я планировала, как помнится, еще до заката, потому теплой одежды не прихватила. Да если бы и прихватила, мне бы это никак не помогло: рюкзак вместе со всем его содержимым сгинул, похоже, в воронке шторма.

Окинула взглядом окна общаги. Мое оставалось темным, а значит, соседки по комнате дома не было. А и правда, и не должно было ее быть. Она у меня спортсменка, третьекурсница, сессию досрочно сдала и умотала на свои соревнования. Очень удобная соседка, к моей радости, почти не появлявшаяся на территории нашего совместного обитания, сейчас очень была бы кстати. Вообще весь третий этаж слепо щурился темными провалами окон, а значит, никого из сокурсников, могущих подтвердить мою личность и право на койкоместо, тоже дома нет. Странно, по идее, наши как раз должны были бы торчать у себя в комнатах безвылазно и корпеть над конспектами… В деканат я сегодня тоже уже не попаду.

Что ж, придется искать ночлег и разбираться со всеми этими непонятками с утра. Порывшись в карманах, наскребла немного налички — хватит разве что на кружку узвара и булочку в облюбованной студентами кафешке. Что ж. С нее и начнем. Голодные трели мой желудок выводил уже давно и старательно, а в “Студиозе” был велик шанс встретить кого-то из своих. Если не помогут в общагу попасть, то хотя бы денег одолжу, чтобы переночевать в отеле, а не в парке на скамейке.

Прижав к груди и обняв покрепче энциклопедию — единственный на данный момент предмет, худо-бедно убеждавший меня в реальности происходящего — направилась к выходу из студгородка.  Дорога в город “порадовала” желтыми булыжниками. Впрочем, припомнив кое-какие-то сведения из учебника географии, я пришла к выводу, что это вполне логично: земляную смолу, из смеси которой с мелкими камешками делали привычное мне дорожное покрытие, добывали только на тех самых западных Закатных островах, которые, если верить энциклопедии, так и не открыл Дрейк.

Я покрепче прижала к себе энциклопедию, дарившую иллюзию тепла на постепенно становящимся уже не просто прохладным, а реально холодным ветру. Шагов через десять поняла, что тепло, исходившее от книги, было отнюдь не иллюзорным — тяжелый том жег ладони. Вскрикнув, я выронила книгу из рук. И вовремя: едва достигнув булыжников дороги, она полыхнула голубоватым пламенем. На желтые камни опустилась уже просто горка серебристого пепла, которую тут же смел налетевший резкий порыв ветра. На нос упали первые капли дождя — погода стремительно портилась.

Я припустила со всех ног.  Впереди уже виднелась площадь с памятником Первому Магистру, на которой стоял “Студиоз”. Промокнуть до нитки, не зная, где мне придется сегодня ночевать, и будет ли возможность переодеться и высушить одежду, не улыбалось от слова “совсем”.

И все-таки, не успела. Когда моя ладонь уже легла на ручку двери “Студиоза”, небо разверзлось, и ледяной дождь ливанул, как из ведра. Промокла я мгновенно. Машинально схватив листок бумаги, который порыв ледяного ветра швырнул мне прямо в лицо, влетела внутрь.

Любимая кафешка встретила гостеприимным теплом, уютом приглушенного света и умопомрачительным ароматом… жареного мяса???

Радостная трель моего голодного желудка возвестила на весь зал, что кое-кто тут совсем не против отведать жаркого из патрии.

Отзывы

Отзывов пока нет.

Будьте первым, кто оставил отзыв на “Принцип неопределенности и причинно-следственные связи. Исследование (Мир-над-облаками, Книга 3)”

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Возможно Вас также заинтересует…

%d такие блоггеры, как: