Ошибка (Мэллика, Книга 1)

Доступно в Google Play

За свои ошибки нужно отвечать, особенно, если в деле замешана магия.
Знала ли Мэл, чем ей аукнется детская шалость? Придется ли расплачиваться за ту ошибку до конца жизни, или все-таки есть шанс просто жить и любить? И как на пути к своему счастью не наделать новых ошибок?

Категории: , Метка:

Описание

Пролог

— Т-сссс

— Дор, я боюсь! А если нас застукают?

— Мэл, не пори чушь, — на веснушчатой физиономии Дорана промелькнула насмешка. — Жрецы придут только с рассветом.

— И все равно! Это же Источник. Магии может не понравиться, что мы посмели приблизиться без ритуала очищения.

— Мэл, ну чего ты трусишь? Ритуал лет триста как придумали, а Источники были всегда. Смотри, — Дор первым добрался до огромной мраморной чаши по центру пещеры. Чаша призывно светлела в мягком лунном свете, льющемся из отверстия в своде.

Небо над головами уже серело. Еще немного, и восточный его край окрасится нежно-розовым. А значит, придут жрецы. Нужно убираться отсюда, пока не застукали. Нам еще по каменным ступеням вниз спускаться. А сюда мы добрых полчаса топали. Как пить дать, встретим на обратной дороге жрецов, и тогда нам не поздоровится.

— Ничего не происходит! — Дор сунул руку в шар света, тускло переливающийся всеми цветами радуги по центру чаши. Шар стал немного ярче, но тут же снова угас. — Видишь?

Ну вижу. Это не значит, что буду свою руку туда совать. С магией стоит быть осторожным. Пусть Дор из себя храбреца строит, а я воздержусь. Его, в случае чего, родители отмажут. Дор — из благородных, хоть и обедневших. У него даже есть шансы магию получить, пусть и небольшие. Другой вопрос, захочет ли Источник эту самую магию давать без надлежащего ритуала очищения. Я считаю, что нет, а Дор уверен в обратном и твердо намерен доказать свою правоту. За каковым доказательством и потащил меня к Источнику в Ночь Тысячи Падающих Звезд, когда жрецы точно заняты бдением, отвращая от нас Гнев Небес.

— Вот именно, что ничего. Не видать тебе магии без ритуала, как своих ушей.

— А если так, то чего ты боишься? Попробуй.

— Не буду!

— Мэл, ну мы что, зря сюда шли столько? — заныл Дор, состроив умильные глазки. Знает же, зараза, что, когда он так делает, я не могу устоять.

Но ведь страшно же! А вдруг чего? Не зря же ритуал очищения придумали. А вдруг я Источник испорчу? И так они по всему миру иссякают. Слишком много люди черпали магии из недр земли. Говорят, не введи жрецы строгий контроль, мы бы уже и забыли, что такое магия.

Ну же, Мэл, давай! Стыдно перед Дором. А если не смотреть, может, не так страшно будет? Ладно, закрою один глаз, все-таки нужно видеть, куда руку сую. Смешно будет, если стану шарить по всей чаше, пытаясь наощупь найти Источник неосязаемой магии.

Вспышка изумрудно-зеленого света ослепила, низкий звук ударил по ушам, оглушая.

Тихо.

Темно.

И даже почти не больно.

Только сознание уплывает в звенящую ватную тишину.

Хорошо.

Не увижу, как нам влетит от жрецов.

Глава 1

— Эй, парень, не зевай!

Брошенные поводья больно хлестнули по щеке, сбивая с головы капюшон. На лице пожилого, но еще весьма крепкого, невысокого мужчины, промелькнула жалость. Насколько можно было разобрать его выражение из-под густой курчавой бороды, да в сгущающихся сумерках.

— На, держи, — в грязь перед крыльцом трактира полетела, сверкнув, серебрушка. — Проследи, чтобы коня напоили и хорошенько почистили. Да овса не прелого насыпали, а то знаю я вас. Сумки мои в комнату принесешь. И не вздумай в них порыться! Без рук останешься, я там того… поколдовал малехо…

Поспешно отвернувшись, он шагнул под спасительный навес, отворяя скрипучую дверь. Из-за двери шибануло подгоревшим, но все еще восхитительно вкусным мясом и пропитанным винными парами теплом. Дверь, жалобно взвизгнув напоследок, захлопнулась, отрезая меня и колючий осенний дождь от тепла и уюта. И что теперь делать?

Ясен пень, коротышка меня спутал с трактирным служкой, коим я никак не являюсь. Да ведь немудрено: телосложение щуплое, волосы обрезаны коротко и неровно, рожа подозрительная и чумазая. А я ведь, на самом деле, просто мимо проходила. Точнее, топталась у входа, не решаясь зайти. С моими двумя медяками рассчитывать даже на кружку горячего пунша не приходилось, а посидеть в уголочке просто так, погреться забесплатно, вряд ли пустят. Хорошо, если не побьют. В предыдущем трактире побили. Не слишком больно, но обидно: подбили глаз, и я чувствовала, как наливается фингал, сильно снижая видимость. Брошенную бородачем серебрушку я нашарила в грязи с огромным трудом. Эх, нужно бы холодное что-то приложить, иначе к утру совсем зрения лишусь. Этого довеска еще ко всем моим нынешним бедам не хватало. 

Громкий всхрап позади заставил вздрогнуть, а всплеск и обдавшая меня с головы до ног мутная жижа — вспомнить о лошади коротышки. Возмущенно вскочила, оборачиваясь. Противная животина смотрела на меня злым взглядом, будто это я виновата, что на улице сыро и холодно. 

Увернувшись — к слову, не без некоторого труда — от здоровенных, крепких зубов скотины,  предпринявшей попытку закусить рукавом моей и без того потрепанной куртки, я ухватилась за поводья. Лошадь мотнула лобастой башкой, явно намереваясь меня стряхнуть, словно назойливую муху. А выкуси! В поводья я вцепилась изо всех сил, впиваясь в сырую скользкую кожу ремешка чуть ли не ногтями. 

— Будешь выпендриваться, брошу тут, — мстительно прошипела сквозь зубы. — Сама будешь конюшню искать.

Судя по раздавшемуся в ответ возмущенному фырканью, не “сама”, а “сам”. А мне все равно. Нянчиться с вредным конем не входит в мои обязанности. Вот развернусь и уйду в другой трактир, их в этом городе немало. А у меня теперь есть целая серебрушка! Хватит не только поесть и согреться, но и комнату снять, переночевать по-человечески. Хозяин этого монстра меня не найдет, несмотря на “особую примету”. Просто потому, что вряд ли искать станет. Устроит скандал трактирщику, да и успокоится на этом, на будущее умнее будет. Или ну ее, комнату? Переночевать и в подворотне можно, не зима ведь, да и я не сахарная, не растаю от небольшого дождика. На серебрушку можно неделю нормальной едой питаться… Желудок согласно заурчал, предвкушая настоящую, не черствую, булку и — о верх мечтаний! — кусок ароматной домашней колбасы. Погрузившись в мечты о колбасе, я сама не заметила, как дотащила вяло сопротивляющегося коня до конюшни. Учитывая нашу разницу в весе, такой успех можно было списать лишь на чудо. И на то, что лошадь сама проголодалась и замерзла, а упиралась больше по привычке. Ладно, раз я уже на месте, сдам скотину конюхам и передам распоряжение про сумки. И можно считать, серебрушку отработала.

 

— Эй, лентяи! — заорала, что есть мочи, едва переступив порог конюшни.

Головокружительно запахло свежей соломой. Эх, жаль, я не лошадь, я бы с удовольствием здесь переночевала. А что. Сухо, тепло…

— Чего шумишь? — из крайнего стойла выполз, поправляя штаны, дородный конюх с простоватой деревенской физиономией. Весьма недовольной моим появлением физиономией. Судя по застрявшим в волосах соломинкам, он там не стойло чистил. А судя по доносящемуся из стойла торопливому шуршанию и женскому смеху, и не спал тоже.

— Клиента привел, — я бросила поводья конюху. 

Что примечательно, тот ловко увернулся, но вверенный мне жеребец, даже почувствовав свободу, остался смирно стоять на месте, с интересом втягивая широкими бархатистыми ноздрями ароматы конюшни.

— Хозяин наказал как следует почистить и овса дать. Непрелого! — поспешно уточнила я, видя, как скривился конюх. — И сумки в трактир занесете, в комнату.

Выпалив указания, я поспешно развернулась и направилась на выход.

— Стоять! — крепкие, мозолистые пальцы вцепились в мое ухо.

Возмущенно взвизгнула, заставив коня шарахнуться в сторону. Конюх держал крепко. И больно. Я замерла, передумав дергаться. Спасибо, зрения меня сегодня уже почти лишили, не хватало, чтобы и ухо оторвали. Хотя, с другой стороны, калеке подавать зато будут охотнее. А то “один глаз есть — иди работай, руки-ноги то целы”. Целы, да не очень. Работа — это постоянство, а мне нельзя долго на одном месте. Вот и перебиваюсь случайными подработками, а иногда и карманными кражами не брезгую.

— Думаешь, я не знаю, кого ты привел? — ну вот, конюх тоже меня за пацана принял. Подумалось, что может, зря я так убивалась, когда мне в Кумбре косы отстригли, приняв за гулящую девку. Обидно было до слез. Я ведь никогда ни-ни! Пусть я и не благородная, но честь тоже имею. Да и кто бы на меня позарился? Нет, конечно, приставали, всякое бывало, но в основном пьяные, которым все равно, куда свою пятую конечность совать, лишь бы пахло как баба, да не пыталось убежать или по роже надавать. Я пыталась, и от меня быстро отставали. А уж карьеру в борделе я бы точно не сделала, даже будь мои роскошные медные волосы на месте.

— Твой хозяин — сам и хлопочи вокруг этого монстра. Третье стойло слева. Инструмент и все необходимое возьмешь в углу, — мужик махнул ручищей куда-то вглубь конюшни. — Овес, так и быть, принесу. Подозрительная рожа у тебя, еще стащишь что, а мне отвечай потом. Но кормить сам будешь, — поспешно добавил он.

Ага, как же. Нашел бесплатную рабочую силу. Стоило конюху отойти, как я собралась повторить попытку к бегству. Лихо развернувшись на пятках, наткнулась на внезапную преграду. Конь. Перегородил мне дорогу, морду опустил, и смотрит. Жалобно так, умильно. Так Дор смотрел. И я никогда не могла отказать. И ведь вылазила моя безотказность боком. И мне, и Дору. А в тот, последний, раз вообще все кончилось очень плохо. Для нас обоих, пусть мне и повезло немного больше — я-то хоть жива осталась. Проклиная себя и свою доброту, я подхватила поводья и повела коня к указанному стойлу. Тот шел послушно, будто понял, что сейчас о нем позаботятся.

Инструменты нашлись, где указано. Все в идеальном порядке, чистенькие, аккуратно сложенные. Видно было, что конюх тут свое дело знает. Почему только с моим «клиентом” отказался дело иметь?

С лошадьми мне обращаться доводилось. Выросла-то в деревне. Правда, таких породисто-благородных у нас не водилось, но какая разница? Любая скотина любит, когда ей спинку чешут да репьи из гривы вынимают.

— Ну и как тебя хоть зовут-то? — обратилась я к хвостовой части животины, к очистке которой как раз приступила. Сумки, с боем отобранные у вновь проявившего упрямство коня, я свалила в углу, седло и уздечку, с которыми скотина рассталась гораздо более охотно, повесила на специальные крючки у задней стены стойла. — Я вот Мэл. А ты? Нужно же мне знать, как к тебе обращаться, если приходится колючки из твоего хвоста доставать.

— Арни.

— Что? — от бредовой мысли, что со мной конь заговорил, я попятилась, споткнувшись о ведро.

Отзывы

Отзывов пока нет.

Будьте первым, кто оставил отзыв на “Ошибка (Мэллика, Книга 1)”

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: