Счастливая левая пятка Великого мистера Уатта (Детектив на десерт)

Доступно в Google Play

В альтернативном Ливерпуле альтернативной Викторианской Англии живет мальчишка-сирота по имени Дик. Спит на улице, перебивается случайными подработками… не лучшая жизнь, ну уж какая есть. Только вот однажды он оказывается не в том месте не в то время, и берется выполнить небольшое поручение, которое оборачивается для него большим приключением.

А еще тут дома ходят, а обезьяны летают!

Категория: Метка:

Описание

Глава 1

Спалось плохо: всю ночь потряхивало, дома никак не могли угомониться. Стоило наконец-то заснуть покрепче, как земля задрожала, будто военный флот, которым грозила Королевству разжиревшая на колониальных богатствах Ост-Индская Компания, за ночь пересек океаны и, выбравшись из Мерси, зашагал по улицам города. Устав без толку трясти спящего Дика, мостовая больно ударила его в бок, вынуждая проснуться.

Черт!

Дик подскочил, чувствуя, как вибрирует под пятками земля, втянул носом утренний воздух. Холодный рассветный смог отдавал особым, изысканным ароматом чистой угольной копоти, без примесей запахов свежевыпеченного хлеба и зажарки, которые присоединятся позже.

Мысли о еде заставили желудок забурлить, но Дику было не до его требований. Если дома уже пошли, то дневная смена на верфи вот-вот начнется. Он опаздывает! Не успеет к нужному часу — останется без подработки. Таких, как он, оборванцев, готовых по двенадцать часов кряду выполнять грязную работу за миску похлебки и четвертушку хлеба, пруд пруди, а подсобных рабочих берут все меньше.

Из-за постоянных аварий и несчастных случаев руководство верфи принялось заменять живых рабочих механическими автоматами, что вызвало еще большее недовольство. И после серии стачек, уволив зачинщиков, территорию верфи обнесли дополнительной оградой из колючей проволоки. Людей сначала пропускали через калитку, у которой топтались охранники, тщательно обыскивавшие всех входящих и выходящих, и только потом подвергали обычной проверке на главном входе.

Несмотря на унизительные меры безопасности, оборванцы продолжали с надеждой штурмовать проходную по утрам, но работы на всех не хватало. К тому же, возрос риск получить по морде от оставшихся за бортом недовольных рабочих.

Сереющее в просвете между спящими домами небо потемнело, земля содрогнулась особенно сильно. Дик проворно отскочил в сторону, с привычным восторгом и толикой удивления уставился на вышагивающую по улице махину.

Это здание было компактным, но высоким: целых три этажа, остроконечная крыша, увенчанная шпилем с часами. Трубы усеивали корявым лесом всю крышу, а пар из них валил густой и кучерявый. Приметный дом, к удивлению Дика,  в последнее время зачастил ночевать в центре города. За ночную стоянку тут дерут нехилую ренту, а лишние деньги у мистера Риши Парамешварама водились редко — все заработанное старый изобретатель спускал на свои горячо любимые шестеренки.

Старик мальчишку приметил на верфях, еще когда сам выполнял для них разные заказы. А после взрыва так и вовсе взял под свое крыло — Дик частенько забредал к нему в поисках подработки, да и вообще, просто так, на огонек. Если хозяин Дома с Часами мальчишку использовал в качестве посыльного, то можно было смело рассчитывать на оплату мелкой монеткой, но чаще мистеру Парамешвараму помощь требовалась в другом. Это сложно было назвать работой. Дику и делать ничего не приходилось — знай, сиди, нахлобучив на голову похожий на кастрюлю шлем, к которому тянулись проводки.

Правда, с оплатой за эту «работу» творилась сущая беда. Платил странный низкорослый старикан, похожий в своей неизменной огромной чалме на сморщенный темнокожий гриб, натурой. Причем, под «натурой» он подразумевал не хлеб или колечко чесночной колбасы (у него самого еда в доме нечасто водилась по причине полного отсутствия в ней шестеренок), а свои «поделки». Хорошо, если что-то стоящее даст, навроде подзорной трубы. Такой можно продать, пусть и за бесценок. Так он в последний раз всучил заводную птицу.

Птица, если повернуть ключик до упора, размахивала крылышками и даже могла пролететь немного. Красивая игрушка, особенно, если ее медные бока до блеска начистить, но в хозяйстве абсолютно бесполезная. На блошином рынке не продашь, а из приличных лавок Дика гнали взашей, не желая даже смотреть на “краденую” вещицу.

 

Здание вышагивало бодро, поршни ходили туда-сюда, вращая валы, которые, в свою очередь, заставляли Дом с Часами плавно переставлять мощные трехпалые ноги, похожие на птичьи лапы. Ног было целых восемь, и как дом в них не путался, Дик понять до сих пор не мог. Обычно здания обходились четырьмя «ходилками» по углам — для маневрирования, а передвигались за счет громадных рифленых колес.

Впрочем, это фешенебельным тяжеловесам-особнякам требовалась надежная опора, а Дом с Часами прекрасно обходился и без колес. И не только без них: жилищу изобретателя и погонщик требовался — его роль выполнял самый настоящий автомат. И пусть на человека медный болванчик походил весьма отдаленно, но с управлением ходилками дома и маневрированием он справлялся куда лучше настоящего человека.

Иногда Дику мечталось, что если он сорвет большой куш, то построит свой собственный дом. Крохотный, одноэтажный, на две маленьких комнатки, но свой. И будет этот дом не хуже, чем Дом с Часами, пусть и не такой красивый и странный. Это мистер Риши Парамешварам слывет в городе чокнутым ученым, и дом у него под стать имиджу, а Дик обойдется и чем-то поскромнее.

Пока мальчишка восторженно таращился на Дом с Часами, здание почти миновало его подворотню, направляясь в сторону верфи.

Не долго думая, Дик разогнался, подпрыгнул и уцепился за металлическое крылечко черного входа. Подтянулся, выбрался на ступеньку, стараясь не попадать в поле зрения крохотного оконца в потертой двери, украшенной рассыпающимся орнаментом из крохотных медных солнц. Здание, хоть и шагает неспешно, но передвигается гораздо быстрее, чем подросток тринадцати лет отроду. Раз им по пути, то Дик не станет возражать, если Дом с Часами его немного подвезет.

А вот с его хозяином сегодня встречаться не хотелось: старикан снова примется мучать своими экспериментами, а Дик мечтал просто сытно поесть, без всяких лишних сложностей. В тот раз, когда ему досталась птица, часы, проведенные у мистера Парамешварама, парнишке совсем не понравились. Вместо традиционного шлема изобретатель нацепил на него какую-то дикую конструкцию. Кажется, подразумевалось, что эта штуковина поможет Дику услышать, что говорит мистер Парамешварам, но она только больно давила на уши, вызывая головокружение.

Улица сужалась, и Дом с Часами с трудом протиснулся между собратьев, пыхтящих прогреваемыми перед началом движения котлами. В проплывающем мимо окне фешенебельного особняка замаячила возмущенная голова в ночном чепце набекрень. Дик показал ей неприличный жест, едва не свалился с крыльца, поскользнувшись на темном влажном пятне перед самой дверью, ухватился за перила покрепче и расхохотался.

Город просыпался, дома стряхивали сонное оцепенение, выпускали клубы дыма и пара и грузно приподнимались. Скоро жилые здания длинной вереницей потянутся к реке, за городские стены, а на их место придут многочисленные офисы и магазинчики, ночевавшие плотной гурьбой в отстойниках за городом. Места в пределах городских стен на всех не хватало, а за ними проводить темное время суток отваживались либо безбашенные смельчаки, либо дураки: ночная природа не терпела человеческого присутствия, а порождения ядовитого тумана пощады не знали.

 

Тревога оказалась ложной — видимо, Дому с Часами просто не спалось — так что к началу смены Дик не опоздал, прибежал как раз вовремя. Охранник у калитки попытался что-то втолковать ему, но поняв бесполезность этой затеи, только рукой махнул, пропуская — глухого мальчишку на верфи знали хорошо.

Соискатели, выстроившиеся в длинную очередь у проходной, уже разочарованно расходились. Неужто никого не берут сегодня? На памяти Дика еще не случалось, чтобы на верфи совсем не требовались лишние руки. Досадливо пнув криво торчащий из мостовой камень, мальчишка тоже повернулся уходить. К мистеру Парамешвараму наведаться, что ли? Не хотелось бы, но вчерашний обед давно переварен, а в кармане — ни гроша.

Далеко Дик не ушел. Его остановила и заставила обернуться опустившаяся на плечо рука рабочего из ночной смены. Этого он знал. Рыжий, смешливый и веснушчатый, он казался рубахой-парнем. У начальства был на хорошем счету, ему даже удалось избежать увольнения, хотя в стачке Рыжий участвовал наравне со всеми. А вот собратья-рабочие не все принимали его излишнее дружелюбие, многие относились настороженно. Но Рыжий не обращал на косые взгляды внимания, подсаживался за обедом то к тем, то к этим, улыбался своей кривоватой обаятельной улыбкой.

Рыжий заговорил, сунул Дику свернутый пухлым треугольным конвертом лист желтоватой бумаги. 

— Мастеру Риши? — на всякий случай переспросил Дик, хотя и так знал ответ. Он не раз доставлял свертки от бригадира из литейного цеха мистеру Парамешвараму и обратно — изобретателю иногда требовались отлитые под заказ запчасти, а рабочие не прочь были продать что-нибудь из-под полы.

Рыжий зыркнул недоуменно, хлопнул себя по лбу. Почесал озабоченно в затылке, просиял. Выпучил глаза и растянул губы, обнажая не слишком крепкие зубы. Потом надул щеки и вытянул губы трубочкой, повторив несколько раз. Попрыгал на месте, размахивая руками, почесал себе живот, задрав локти повыше. Дик узнал в пантомиме обезьяну — забавную пародию на человека, каковые во множестве водились в бывших Индийских колониях.

— Мисси Бауу? — диковинный зверь имелся у единственного жителя города — эксцентричной дамы преклонных лет, державшей кондитерскую на городской площади. Здание давно требовало ремонта, а квартирка над помещением кондитерской, в которой обитала ее хозяйка, была крохотной и неуютной. Но миссис Баум наотрез отказывалась продавать свое жилище. Еще бы: стационарный дом — невиданная диковинка по нынешним временам, когда город захлебывался от перенаселения и почти полностью переселился в дома кочевые.

Рыжий догадке Дика радостно закивал, снова протянул записку.

— Атнети? — снова переспросил мальчишка, надеясь, что слово произнес внятно. Оглох он больше года назад — контузило при взрыве на верфи — и пусть слова помнил, но каждый раз, произнося вслух, сомневался, правильно ли они звучат.

Рыжий кивнул, в протянутую ладонь Дика скользнул холодный кругляш. Медный десюлик. Хороший улов — на сытный обед хватит.

Дик быстро, пока Рыжий не передумал, схватил и монетку, и письмо и припустил со всех ног на выход. Рыжий неспешно пошел за ним, около калитки остановился и завел разговор с охранником, улыбаясь своей фирменной улыбкой. Охранник сначала тоже улыбался, а потом посерьезнел и принялся озираться озабоченно. Дика даже обыскивать не стал. Лишь махнул “проходи”, да добавил пару слов вслух, наверняка, что-то вроде “а я же говорил, что ловить сегодня нечего”. 

Дав напарнику знак продолжить досмотр выходящих с ночной смены рабочих, охранник двинулся вслед за Рыжим в сторону курилки. Дик тряхнул головой, отгоняя нехорошее предчувствие, и поспешил ретироваться подальше из поля зрения проверяющего. Зачем бы Рыжему отвлекать внимание охраны, если в записке не было ничего предосудительного?

Отбежав за угол, мальчишка выудил из-за пазухи треугольник послания. Попытался заглянуть внутрь, но бумага оказалась сложена тем особым способом, при котором, несмотря на отсутствие сургучной печати, открыть, не выдав, что письмо уже кто-то смотрел, невозможно.

Отзывы

Отзывов пока нет.

Будьте первым, кто оставил отзыв на “Счастливая левая пятка Великого мистера Уатта (Детектив на десерт)”

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: